Зоя Ивановна Криц, 92 года
200 граммов хлеба в день

Калининградка Зоя Ивановна Криц о ссыльных дворянах, зашитом в платье крестике и футбольной команде, в полном составе призванной на фронт.
Зоя Ивановна родилась в 1927 году в Тверской области. Её отец был хорошим портным и держал небольшую швейную мастерскую, где работало пять человек портных. Дело процветало.

Отца Зои Ивановны арестовали в 1931 году. Как врага народа. По традиции тех лет вскоре пришли и за роднёй. Маму и троих детей, членов семьи врага народа, отправили в ссылку на Урал. Везли в товарных вагонах отдельно от арестованных мужчин. Доставили в Челябинскую область, где рядом с городом Сатка, на речном острове, был организован посёлок для ссыльных. Всего 11 бараков.
Пример заголовока
Радио и газет в посёлке не было. О том, что началась война, летом сорок первого ссыльным сообщили в поселковой комендатуре.

В 1943 году, когда брату Зои, исполнилось 18, его забрали в армию. В тот год из посёлка призвали практически всех 18-летних, в том числе футбольную команду в полном составе. Многие футболисты обратно не вернулись, а брат выжил. Из-за худых сапог он отморозил ноги и попал в госпиталь — это всё, что Алексей рассказал сестре о своей войне.
"Жизнь была тяжёлая, — говорит Зоя Ивановна. — Вещи, которые от брата остались, мы на продукты у башкиров меняли, на картошку, хлеб. Мама работала, поэтому ей давали 400 грамм хлеба, а детям двести. Часто эти 200 граммов хлеба были единственной моей едой за день. Потом я пошла работать кассиром в парикмахерскую. Стало полегче".
Зоя Ивановна работала вместе с еврейками, эвакуированными из Ленинграда. Они старались держаться вместе и никогда не рассказывали о жизни в блокадном городе.
"9 мая 1945 года всех поселенцев собрали в клубе, — вспоминает Зоя Ивановна, — объявили, что война закончилась. Конечно, мы радовались. Столы накрывали… Выпивали. А как же не выпить…"
На главную